Где императрица счастлива была. Царицыно.



Новый выпуск рубрики «Записки непутешественника». И хотя планета уже наклонилась на своей оси, подставила свой бочок звезде по имени Солнце, в Москве морозы, а Париж опять засыпало снегом. Морозные деньки и думы о судьбах человечества совсем не мешают гулять по прекрасному городу, по его паркам и музеям. И пусть дорогой Юрий Михайлович, при котором весна приходила вовремя, успел нанести заметный урон внешнему виду старинного города, парки и заснеженные аллеи доставляют нескрываемое удовольствие.

С тех пор, как Петр Великий столицу на болота перенес, Москва стала очень большим, но провинциальным городом. Несколько столетий буквально выпали из архитектурной истории города. Лишь после Большого пожара и при матушке Екатерине, копилка столицы пополнилась новинками и чудесами зодчества. Не только сама белокаменная, но и окрестности ее преображались.




То, что мы называем Царицыно, известно до смутных времен, как деревня Боголюбово. Земля в этих местах принадлежала и царице Ирине, и Голицыным, но особенных строений замечено не было. Да и то, что было при них парком с прудами, было уничтожено. Новое имя Черная грязь и новый статус «пустошь». Прогнав царевну Софью, и отняв имущество у ее полюбовничка, Петр отдал надел беглому молдавскому князю Кантемиру, с него то и началось строительство поместья.




Кантемир перестроил старую церковь из деревянной в каменную, заложил дворец в «китайском стиле», расширил и организовал парк. На ту беду Екатерина, после гулянья в Коломенском, обратила свой монарший взгляд в сторону соседней усадьбы. Так матушке императрице местность приглянулась, что она тотчас же купила ее и, чтоб совсем вопросов не было, переименовала в Царицыно. Муж Екатерины, тот самый Потемкин, построил для не деревянный дворец, где они и уединились, наслаждаясь пасторальными картинами.




Выглядело это следующим образом. С окрестных деревень согнали крепостных, одели их в яркие наряды, дали косы и серпы. И императрица, кушая чай, созерцали заготовку сена под заунывные песни сельчан. А по вечеру был дан роскошный салют, как принято в честь сельскохозяйственных работ. Уж так матушке очередной медовый месяц сердце согрел, что велели они позвать своего архитектора Баженова с целью сооружения на этом месте летней резиденции в «готическом и мавританском вкусе».

Уж что Екатерина имела ввиду, понял только Баженов, которой и кинулся повеление высочайшее исполнять. Панораму императрица утвердила, денег дала, правда немного. Архитектор понастроил множество павильонов, часто тратя свои деньги и влезая в долги. Стиль действительно был интересный. Смесь неоготики, венецианских дворцов и классических колонн и портиков. Заказчица нагрянула внезапно, пришла в гнев от тесноты, неудобства и низких потолков и повелела сломать. Историки спорят, почему Екатерина так разочаровалась в постройках своего любимчика. Кто говорит, что масонские символы испугали, кто другие нелепые доводы выдвигает.




Ответ же лежал на поверхности. Императрица к тому времени стала той самой Екатериной Великой, и пряничные домики, несмотря на очаровательность и затейливость, были уже не ко двору ее державного величия. Кликнула она Козакова и повелела Матвеюшке спасти постройки. Умница Козаков все переделал, разобрал часть зданий, добавил классицизма и соорудил трехэтажный Большой дворец, который высочайшим мнением потерял верхний этаж. Но императрица только один раз была в Царицыне проездом, и уже охладела к имению, светлейший князь отправился к праотцам, потом и матушка изволили представиться, а дворцовый комплекс так и остался недостроенным.




Последующим монархам поместье было неинтересным, максимум что было сделано, это распродажа земель под дачи, что стало хитом у тогдашней интеллигенции. При Советах деревня Ленино так и не пригодилась, планов было много, но дальше клубов и коммуналок не пошло. В 80-е годы прошлого столетия начались реставрация руин. Но ренессанс и слава пришли при Лужкове. Москва выделила огромные деньги на восстановление дворцово-паркового ансамбля. Историки и архитекторы забились в истерике, как можно восстановить то, что не было построено? 




Но кто их будет слушать, этих ученых? Дай им волю, они все оставят в «седых руинах». Большой дворец был отстроен, Хлебный дом изуродован стеклянным куполом, а под площадью сооружен подземный вестибюль на манер Лувра. Считать ли Царицынский комплекс новостроем, каждый решает для себя. Москвичи получили тенистый парк со множеством затейливых построек с причудливой архитектурой, работают музеи, на прудах бьет музыкальный фонтан.




Наши каналы в TelegramЯндекс Дзен. Страницы в FacebookVKOKLivejournalG+TumblrTwitter