А в Питере опять идут дожди. Записки непутешественника



Питер прекрасный город. Но непредсказуемый. Можно застать отличную погоду в ненастную пору, а можно и знойным летом попасть в осенний дождь и резкий ветер с Финского залива. Обычна картинка бывшей столицы – серая и выцветшая. Не знаю, почему со времен Петра никому не приходило в голову использовать яркие цвета в архитектуре. Примерно так, как девушки в очках используют больше макияжа. 




Питер можно любить и ненавидеть. Он не похож на остальные русские города. Он совсем другой и не только в архитектуре, по менталитету, словообразованию. Кстати, лет десять назад обнаружил, что в городе появился акцент. Добавились некоторые певучие интонации. А словарный запас у жителей всегда был богаче, чем в Москве. Вернее, не так, скорее всего в столице начал меняться говор, поэтому слышно отличия от языка консервативного и академичного Санкт-Петербурга. 




Единственный его недостаток – это переживания о проигрыше в битве двух городов за столицу. Во всем чувствуется неуверенность, и попытка не стать провинцией. По мне так это невозможно. Город никогда не был рядовым. Здания, даже в спальных районах, выглядят совсем по-другому. Не так расположены балконы, обилие архитектурных форм и игра с пространством. Это особая глава градостроительной мысли 70-80 х годов. Но и опять же полное отсутствие любых красок в палитре. Только оттенки серого, как следствие депрессивности или попыток принять скандинавскую страсть к бетону. Город стремиться слиться со своим низким и всегда пасмурным небом, стать его частью, а может и земным продолжением.




Странное впечатление произвело новое здание Мариинки. Согласен, что круто, современно, прикольное свечение желтых стеновых панелей. Но почему-то напоминает регистратуру поликлиники или салона красоты. Опера и балет меняются, много современных течений, это живое и развивающееся искусство. Но в любом случае оно построено на условностях, имеет аллегорический язык. Мы принимаем эти особенности и считаем их основой, неким столпом, на котором держится традиция. Поэтому дизайн новой сцены больше бы подошел для конгресс-холла или филармонии. 




Вот такие мысли навевает моросящий питерский дождик и шум фонтанов Петергофа.