Париж. Миллениум. Пленка. Записки непутешественника.



У пленки потрясающее изображение. Что бы ни говорили! Оно поражает своей широтой и естественностью. Однако у нее нет телевизионной репортажности. Всегда перед зрителем стоит барьер. На пленке мир, который запечатлен, он реален и не будничен. Даже на простой бытовой фотографии будет только ценное. Семья, жизнь и мировоззрение. Когда не ограничен в попытках, теряется важное. Из тысячи кадров можно отобрать удачные, и провозгласить себя фотографом. Не нужно вкладывать душу и выстраивать кадр, нет проклятия цифры 36. Именно столько можно было отснять на одну кассету. 




Это отразилось на кинематографе. Недавно в НИКФИ я видал пленочную проекцию, мы смирились с цифровой, забыли то изображение, которое доводили до совершенства 100 лет. Поэтому я не люблю кинотеатры. Технологии развиваются стремительно, может и «цифра» сможет передать ощущения, которые вызывают старые фотографии, даже испорченные плохим сканером. Их можно рассматривать часами. Наслаждаться магией.




А Париж, ну что Париж. Он вечен, суетлив. На миллениум впервые вспыхнула миллионами огней Эйфелева башня. Теперь ее расцвечивают каждый вечерний час – эка невидаль.