Гибнущие памятники. Тверь. История с ошибкой.



Сейчас в центре Твери жарко и очень пыльно. Много пробок на главных улицах. Причина простая, убирают трамвай. Парк и рельсовое хозяйство обветшало так, что проще вскрыть улицы и продать рельсы на металлолом.  Денег не хватает, ну или администрация в этом уверяет горожан.

Даже дома отворачиваются от улиц

Можно бесконечно расширять улицы, но количество пассажиров не уменьшится. Вырастет парк юрких маршруток, и они займут дополнительные полосу, по которой десятилетиями бегал трамвай. Город встанет в пробках, а власти будут изыскивать средства на бесконечное расширение проезжей части, исторического центра. Каждому российскому городу нужно наступить на свои грабли, опыт соседей ничему не учит.


Сегодня, Тверь похожа на отпрыска богатого рода, которому досталось огромное наследство, и он спускает его на гулянки. Простые архитекторы и строители создали воздушную и красивую ротонду Речного вокзала. Богато декорированное здание строилось для светлой и красивой жизни потомков. Только не нужна она потомкам. Может, не достигли состояния «светлой жизни», а может, тятины дворцы не приносят дохода. 


Зачем вообще что-то ремонтировать? Ну, рухнет-обвалится, огородим профлистом и объявим, что денег нет. Сколько труда вложили наши деды, жившие в коммуналках и бараках, в постройку яркого и удобного общественного здания, которым можно гордиться.  Но, для нашего общества, важна не культурная ценность, а возможность монетизации. 




Имущество национализировали, но содержать не смогли, денег-то много на это нужно. Прошли десятилетия, дома стоят, а что будет дорогому кирпичу? Прогрессивные общежития превратились в коммунальный ад, каждый считал своим долгом что-нибудь перестроить, заложить окно, спалить этаж, поставить пластиковую раму, прорубить проем. Кому нужны неоклассицизм и модерн?


У государства нет денег, все, что смогли, так это поставить указатель «Памятник архитектуры IXX века». Это приятно, что наши потомки в 90 веке, наконец-то оценят наследие, но не в наших XX и XXI столетиях, увы!