Записки непутешественника. Петергоф и «бешеные тыщи»



Резиденцию Петра Великого сложно не любить, но от тихого местечка на берегу Финского залива со скромными домиками и тихими аллеями, почти ничего не осталось. 


Лизавета Петровна, когда заскучала в Санкт-Петербурге, позвала своего любимого архитектора Растрелли, и объявила ему: «Желаю, что б как в Версале дворец был! Весь в мраморе и золоте! Что бы папанина убогая деревушка страну не позорила! Назовут меня за это «великая дочь великого отца!»


Оно и понятно, чем мы хуже Людовика, он даже по очереди не первый! Бурбон, понимаешь! И что? Виски тоже бурбон! Сказано, сделано. 


Но российская казна, и так опустошенная, не выдержала бы российского Версаля. Поэтому мрамор на гипс заменили, там замазали, тут бумагой заклеили. Но дворец получился на славу! 


Прошли века, Елизавета Петровна так и не стала великой, дворец много раз перестраивали, но, то чудо, что мы сейчас имеем, не снилось французским монархам. Потрясающий парковый ансамбль,  трепетно восстановленный дворец и фантастической красоты фонтаны. Тенистые аллеи, берег Балтики. 


Придется добавить ложку дегтя в сладостный мед. Вход  в парк - от 750 до 1000 (тысяча, Якобина!), нет, не во дворцы, а просто по улице погулять!  Отправитесь вы семьей променад за деньги, на которые можно неделю жить. Ах, да еще поездочка от 700 до 800 рубликов на «Ракете». Может быть так и надо, драть с народа за доступ к культуре, которая ему принадлежит. Не страшно, народ на маршрутке доедет, ему не в первый раз. 


Почему бесплатный вход в парки Версаля, «Сан-Суси» и Копенгагена? Мы не знаем, наверное, казна, растраченная при Лизавете Петровне, так и не наполнилась.