Записки непутешественника. Морозовский городок. Неоготика для рабочих



Тверь областной город, несмотря на это, он остался тихим провинциальным местечком. Сейчас, гуляя по его улицам с купеческой застройкой сложно сказать, что когда-то это был бурлящий центр текстильного производства. Купцы Морозовы затевали свои «паевые общества» всегда с большим размахом и «по последним достижениям науки». Когда знаменитому основателю династии Савве Морозову стукнуло 89 лет, он учредил новую компанию «Товарищество Тверской мануфактуры бумажных изделий».


Через двадцать лет, жена наследника династии Варвара Морозова, фактически управлявшая к тому времени «товариществом», построила для рабочих завода поликлинику, библиотеку, приют для сирот, аптеку и даже богадельню. При ее сыне появились «казармы» для рабочих и Народный театр. Как писали тогдашние газеты: «с паровым отоплением, электрическим освещением, зрительным залом в два света с хорами на чугунных колоннах, сценой с трюмом и подъёмником для декораций и расположенными под ней уборными комнатами для артистов». К концу века основные здания фабричного городка были закончены. Над двенадцатью огромными кирпичными домами, трудились известные архитекторы. 


Очень интересен «переходный» стиль, в котором построены «казармы», особенно главное здание «Париж».  Сплетение модерна и неоготики. Скажите, зачем нужно было вкладывать столько денег в отделку общежития для рабочих? Мы же знаем, что Морозовы были угнетателями, пили кровушку из обездоленных. Кстати, «эксплуататорша»  Варвара завещала свое состояние рабочим фабрики. Почему бы и нет? Она же обучала за свой счет в Ремесленном училище, школе для детей, выдавала приданое каждой ткачихе.


В 1918 году фабрика была национализирована. А без финансирования городок пришел в запустение. Никому не нужны памятники архитектуры, рабочие и в бараках себя неплохо чувствуют. Потом было прекращено производство и фабричный городок с новым названием «Пролетарка» был предоставлен сам себе. За сто лет он сильно обветшал, требует капитального ремонта. Он и сейчас восхищает своим краснокаменным величием, модерновыми окнами, богатством отделки. 


А люди продолжают в нем жить. И «приложили все усилия» для разрушения, надстраивают сараи, балконы, развели потрясающую коммунальную грязь. Коридоры превращены в помойки, стены исписаны, крыша течет. Так и доживает архитектурное чудо, разрушается кирпич, дворы зарастают бурьяном, а жители удивляются: «что тут смотреть этим туристам».