Забытые фантастические фильмы СССР. «Аэлита», 1924 год


Кадр с сайта "Кинопоиск"

Итак, восхищенный «Принцессой Марса» и марсианскими рассказами некого скандинавского писателя, главный социальный сказочник Советского союза Алексей Толстой пишет свой роман или повесть «Аэлита» в 1922 году, а уже в 1923, на кинофабрике «Межрабпом-Русь» Яков Протазанов начинает его экранизацию. Через год в кинотеатре «Арс» состоялась премьера. Немой фильм имел небывалую продолжительность – два часа.

В фильме от романа осталась только общая идея.  Некий инженер и компания отправляются на Марс, где устраивают революцию, попутно заводя интрижку с прекрасной королевой другой планеты. Вся толстовская романтика, любовь, страдание разлуки в сценарии даже и не предполагались.

Фильма с первых кадров поражала неземными интерьерами и костюмами персонажей, такого буйства конструктивизма нельзя было найти даже в экспериментальных театральных постановках. Костюмы придуманы мхатовскими художниками, а декорации далекой планеты самим Виктором Симовым, знаменитым театральным реформатором. В жертву футуристичности был принесено не то что удобство, но и возможность движения актеров в сценах. Головной убор главной героини напоминал костяшки от абажура для люстры не давал возможности никому находится рядом чем придавал особой комичности сценам.

Кадр с сайта "Кинопоиск"

Однако эффект был достигнут. На фоне разрухи после Гражданской войны блестящая фантастика и неземные красоты. Перед премьерой была проведена агрессивная рекламная компания, был задействован даже главный рупор большевиков «Правда». А прокатные решения были ошибочные. Месяц демонстрации только в одном кинотеатре в Москве, разделение на две неравноценные серии, и после просмотра первой вступительной серии многие не шли на вторую. Потом показ только в Ленинграде, Казани и почему-то в Ижевске. И фильма, можно считать, провались в прокате. 

Несмотря на запрет советов вывозить фильм за рубеж, он быстро просочился и стал сенсацией. И сейчас к нему относятся как к шедевру. А в СССР он был аккуратно и методично забыт, замалчивался в учебниках и каталогах. 

Если отбросить пиетет и смирится с мыслью, что не все имеющее острые углы конструктивизм, то приходится признать слабые художественные достоинства фильма. Бесспорно, за новаторство и оригинальность он должен входить в учебники.